Выпуск № 23 от 3 июня 2015 г.

Один день на Итурупе

Итуруп.pdf
Adobe Acrobat документ 656.5 KB

Субъективный взгляд на островную жизнь материкового журналиста

В этом дне как в зеркале отразилась российская вертикаль власти и проза нашей жизни в бесконечно далеком и суровом краю – на острове Итуруп.

Майская новогодняя елка

Итуруп встретил одним градусом тепла. Мерзким электрическим криком кричала система по отпугиванию птиц, местная элита в строгой последовательности жала руку прибывшему на остров главе региона Олегу Кожемяко. Главный военный острова – упитанный полковник, одетый в зимнее пальто. Исполнительная власть в лице Игоря Карпмана с грустным лицом, на котором застыл февраль. Дама кустодиевской красоты в светлом пальто и в черных сапогах представилась Татьяной Белоусовой, председателем окружного Собрания.

Новенький аэропорт встретил теснотой зала ожидания и неубранной новогодней елкой в неработающем буфете. Не прошло и года после его сдачи, а уже идут разговоры о реконструкции.


Хозяева неба

– Помогите увеличить количество рейсов. Четыре рейса в неделю на Южно­Сахалинск – это мало для лета. Чтобы улететь в августе, билеты покупали в марте, – говорит начальник аэропорта.

Гендиректор авиакомпании «Аврора» Константин Сухоребрик не очень внятно начинает рассказывать о планах в конце этого года запустить на Итуруп большие самолеты.

– Надо сейчас увеличить число рейсов, раз есть в этом потребность,– с нажимом в голосе говорит Кожемяко.

Несколько шагов по коридору, как гостя останавливает фельдшер аэропорта.

– А можно с вами сфотографироваться?

– Пожалуйста…

Едва щелкнул приготовленный фотик, как полилось наболевшее.

– Зарплату задерживают. Аванс задержали и получку. Всем добавляют, а нам нет, наш аэропорт побольше, чем в Менделеево,– частит тетечка в белом халате.

Сердце порта – диспетчерский пункт. «Хозяева неба» начинают разговор с Олегом Николаевичем с главного – не хватает рейсов на Южно-­Сахалинск, выбраться с острова и добраться сюда – проблема высотой с волну цунами. (Никогда не пойму, как может не хватать рейсов, когда у области есть своя авиакомпания?!)

– Заселились практически в новый дом, холод в квартирах жуткий, полы проваливаются. К местной власти обращаемся с минувшего ноября, толку никакого, – с болью в голосе говорит авиадиспетчер Александр Беленец. Кожемяко достает объемный блокнот, записывает адрес.

– Мы к вам сегодня обязательно заедем…

Больница без капельниц

Автобус тормозит у детского сада села Рейдово. Новый, типовой, теплый и ухоженный.

– Можно попробовать, что у вас сегодня на обед? – обращается глава региона к повару.

Отведав несколько ложек «первого» и «второго» выносит свой вердикт.

– По­ домашнему готовите! Спасибо вам…

Здешний ветер выдувает из тебя остатки тепла и каждым порывом, как точным мазком, убедительно рисует суровую картину местной жизни. 

На самом берегу Охотского моря расположилось новенькое здание сельской амбулатории. Учреждение нафаршировано роскошным оборудованием, есть свой «упакованный» физиокабинет. В феврале амбулатория получила лицензию, на дворе май, а здесь еще не поставили ни одной капельницы.

На вопрос «почему?» главный врач районной больницы безмолвствовал, а региональный министр здравоохранения Александр Зубков отбивался беспроигрышным чиновничьим приемом:

– Закрутились! Недавно только лицензию получили, сегодня вечером первую капельницу поставят мне,– юлой вертится чиновник.

Куцая улочка без стеснения названа Курильским шоссе, местная школа расположилась на пригорке этого «шоссе». Школа деревянная 1975 года постройки, теплая и уютная. 

Здесь учителя получают в месяц на двух ставках по 100 тысяч рублей, а администрация школы умудряется кормить детей неплохими обедами за 1000 руб. в месяц. При здешних ценах – это явный повод для строчки в книге Гиннесса.

Ветер в розетках

От Рейдового до Курильска меньше 15 километров роскошной бетонки, на строительстве которой освоили более миллиарда рублей. Курильск де­юре – город. Де­факто, по материковым меркам, – поселочек с массой проблем. Здесь немного типовых новых зданий, много жутких времянок, оббитых траурным рубероидом. Видно невооруженным глазом, что наше государство об этом острове вспомнило совсем недавно. Новенькая ЦРБ, укомплектованная роскошной аппаратурой, в которой почти нет дефицита кадров. Строится шикарный культурно-­спортивный центр с плавательным бассейном, роскошным спортивным залом и лабиринтами бесконечно нужных лестниц, коридоров и офисов.

Удивило, что местные чиновники примерно 4000 квадратных метров будущего строительного чуда приглядели для себя, под властные «кельи». На вопрос Олега Кожемяко, сколько чиновников на острове с населением чуть более 6000 человек, считали сумбурно и путанно. Вышло, что вместе с федералами островных белых воротничков – порядка 100 человек. Получается примерно 40 квадратных метров на одного «воротничка» приготовила для себя местная власть. Обитателям здешних домишек такая «норма» и во сне не снилась…

Улица Гидростроевская, 3 – двухэтажный жилой дом, обшитый «веселым» сайдингом. В подъезде – густой запах нечистот. Олег Кожемяко звонит в дверь квартиры Александра Беленца. Трехкомнатная, просторная, ухоженная. Хозяева показывают просевший участок пола, который, по их словам, «уходит» просто на глазах.

– Зимой ветер дует из розеток, рядом стоять нельзя. Дом новый, а продувается ветрами просто насквозь,– печально говорит хозяйка квартиры.

– Часть крыши ветром оборвало, грохот стоит неимоверный, в нашем доме почти половина жильцов – местные чиновники, но никому дела нет,– говорит Александр Беленец.

На пороге появился руководитель местной управляющей компании с ироничным названием «Чистый город».

– Помойки не убираются, двери в подъездах просели, держатся на честном слове. Вам хоть говори, хоть нет, – наседают на него жильцы.

Олег Кожемяко с суровым лицом обходит дом, в нескольких местах трогает обшивку, которая оттопыривается от малейшего прикосновения. Зазоры видны невооруженным глазом.

– Вот сюда ветер и задувает, тут для него просто ловушку сделали, – говорит министр строительства Сахалинской области Александр Житков.

– Это проект дома такой! – резюмирует один из мужиков.

Выясняется, что умничает начальник местного ЖКХ.

Трудно передать письменно металл кожемякинского голоса…

– Я в июне сюда приеду. Если эти недоделки не будут устранены, будешь уволен первым. Понятно? – с нажимом в голосе спрашивает он.

– Понятно, – соглашается главный коммунальщик Итурупа.


«Почему у нас так много воруют?»

С этого вопроса начался разговор с жителями острова.

– Денег много,– без паузы отвечает Олег Кожемяко.

Народ отвечает сдержанным хохотком.

Несколько строк уделю главе регионального минздрава. Он доктор наук по пустым ответам.

– Когда у нас будет специалист по зубопротезированию? Приходится летать на Сахалин, а для большинства пенсионеров – это просто нереальная проблема,– спрашивают люди.

Зубков в ответ начинает говорить о том, что скоро приедет на остров врач­стоматолог, грамотная сорокалетняя женщина. Умело сбивает народ с курса. Стоматолог и специалист по зубному протезированию – это разные истории.

Приезжая гостья из Санкт­Петербурга спрашивает: как выполняется государственная программа по диспансеризации населения и почему местные врачи не знают состава уникальных минеральных источников?

Министр в ответ «лупит» статистикой о процентах охваченного диспансеризацией населения и о том, что здешние воды круче пятигорских. Ни слова о том, почему эти «крутые» воды не используются для лечения людей, и ни полслова, почему их состав для местных врачей так и остается медицинской тайной. 

Мастер!..


С двумя миллиардами в кармане

Вопросы людей – лакмусовая бумажка никчемности местной власти. Годовой бюджет Курильского округа, в котором проживают всего шесть тысяч человек, – почти два миллиарда рублей в год. Для материка эта цифра кажется бескрайним космосом. 

Понятно, что Итуруп – не степи Забайкалья, но при таком бюджете слышать нарекания об отсутствии детских площадок и общественных туалетов – это не кривое, а правдивое зеркальце местной власти. Это полное нежелание работать и замечать живущих рядом с тобой людей.

– «Будем стараться», «учтем», «рассмотрим», «будем иметь в виду», – это ключевые слова лепета Игоря Карпмана.

Кто мешает «стараться» с двумя миллиардами в кармане?

Вопрос остается бескрайним, как Охотское море...

Андрей АНИШИН