Татьяна Буланова: «C виду я пушистая, но характер у меня о-го-го!

Певица идеально подходит на роль героини мартовской обложки - весной в ее календаре сплошные праздники. Татьяна откровенно рассказала об отношении к возрасту и сцене, о потерях и приобретениях, о семье и детях.

 

— 6 марта мне исполнилось 49 лет, а по ощущениям — 25! Я все время «отставала», никогда не выглядела на свой возраст. В 15 мне давали 10. В 18 — 14 (Смеется.)

 

— Скажите честно, мандражируете по поводу того, что еще год и стукнет 50?

 

— Иногда промелькнет: Боже мой, уже 50, кошмар какой-то, страшно. А потом вспомню, что, к примеру, Вите Салтыкову 60 исполнилось — и ничего, нормально. По идее, надо бы грядущий юбилей отметить. Но на подготовку нет ни времени, ни, самое главное, средств. Потому что у меня деньги не задерживаются. Не знаю, куда все за­работанное уходит. Вот на днях туфли очередные купила — дорого, ну и фиг с ним! Живем один раз. Я легко отношусь к деньгам, и деньги так же легко относятся ко мне. Ну что же, художник должен быть голодным. (Смеется.) Одним словом, на будущее не загадываю, так все быстро и странным образом меняется.

 

— В апреле исполняется 28 лет со дня вашего дебютного выступления, которое прошло в актовом зале Ленинградского технологического института.

 

— Это случилось 16 апреля — дата врезалась в память. Было невероятно страшно! Признаться, я до сих пор нервничаю, хотя досконально знаю алгоритм каждого своего выступления. Но мало ли что может произойти, особенно если живой концерт, а не телевизионный эфир. А в самом начале я и публики боялась, и сцены, и вообще открытого пространства. Что это? Фобия? Может быть. Но точно помню, что 16 апреля 1990 года была не в себе от волнения. 

 

Наша группа, «Летний сад», выступала во втором отделении, после популярной в то время певицы Светланы Медяник. О нас в то время никто даже не слышал: группе было пять месяцев от роду. Светлана выступила, часть публики разошлась. Осталось человек десять самых стойких. Первую песню спели, из зала кричат: «Как группа-то называется?» Я в микрофон объявляю: «Летний сад». Пою дальше, и снова кричат: «Как группа называется?» Мне казалось, что выступление не закончится никогда.

 

— Таня, в 1990-х происходило много разного. Случались ли истории, когда молодую, хорошенькую популярную певицу Буланову надо было защищать? 

 

— Хотя внешне я пушистая, да еще легкая шепелявость инфантильности придает, характер у меня о-го-го! Вспоминаю такой случай. Новый год, у артистов самая активная работа. Мы с музыкантами выступили на одной площадке, на другой, а на третьей гуляют… братки. Мы выступили, вернулись в гримерку. Я переодеваюсь, и тут заходит один из тех самых гражда­н. «Ну что, давай еще пой», — говорит. Я отвечаю: «Извините, мы все свои обязательства выполнили». Он спрашивает хамским тоном: «Хочешь вдовой стать? Устроим!» А меня переклинило от гнева, пальцем перед его носом погрозила и сурово произнесла: «А вот таким тоном со мной разговаривать не надо!» Дальше текст не помню, но мужика просто ветром сдуло. (Смеется.) Так что кто еще кого защищал. Рядом мой муж Коля стоял в ступоре.

 

— А ведь такая миниатюрная девушка, кто бы мог подумать! 

 

— Вероятно, именно поэтому бандит и не ожидал отпора. И решил, что лучше не связываться «с припадочной». (Смеется.) Еще случай. 1992 год, Казахстан, Кустанай. Вечером отработали очередной концерт, в семь утра должны сесть в поезд, ехать дальше. Только легли с Колей спать, стук в дверь. И тоже такого конкретного вида парень: приглашаем с нами посидеть. Я отвечаю вежливо: спасибо большое, но у нас столько выступлений было, мы сильно устали,  поэтому, к сожалению, не сможем составить вам компанию. Ну да, да… Ушел. Легла, снова стук. Открываю — тот же парень и за его спиной мордоворот с золотыми зубами: «Ну чего, идем?» 

Понимаю, что теперь отказываться не стоит. Собрали с Колей наших музыкантов, чтобы не вдвоем идти. У гостиницы нас ждало с десяток модных в то время жигулей — «девяток», «восьмерок». Нас рассадили по машинам и повезли… в лес! А я была беременна Сашей. Еду, а что дальше будет, непонятно. Тут еще Надя, наш директор, нагнетает: все, мужиков убьют, а нас с тобой изнасилуют. Это сейчас рассказывать смешно, а тогда действительно было очень страшно.

Привезли в какой-то заброшенный пионерский лагерь к накрытым столам, на которых шеренгой были расставлены граненые стаканы. Хозяева «банкета» — настоящие урки, каких в кино показывают. С очень недобрыми лицами. Смотрят на Колю, и один, наверное главный, говорит: повезло тебе, парень. В том смысле, что он мой муж. И протянул мне стакан с водкой. Пей, говорит. Спасибо нашему гитаристу Коле Каблукову. Он правильно себя повел, рассмешил эту специфическую публику, слово за слово, они ржать начали. И под утро проводили нас как королей, сумки с едой даже в дорогу собрали. Если бы не Каблуков, закончилось бы плачевно, потому что я со своим характером молчать бы не стала. 

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Георги Николов Теофаров (Понедельник, 26 Март 2018 22:59)

    Lyubimets, Bulgaria - Greta Hristova ( appartement of str.Otec Paisii 3 - black Dacia x0532ka; black Mazda х8865вт; black Mercedes x3338ka ); Pavel Durov ( str.Tarnovo 2 - auto cleaning business ); Filip Golev ( policeman - str.Sofia 24 ); Atanas Stalev ( Str.Tsar Osvoboditel 13 ); DJ Misho Mix ( Str.E.Yosif 12 ); Borislav Nedelchev ( mill - chief - white Audi ст6367вв ); Stoyan Tochev ( Str.Otec Paisii 16 ); Boulevard Odrin 7, 102,118; Str.S.Vrachanski 24,26; Str.Tarnovo 26; Str.Ivan Vazov 52; Str.Tsar Asen 27; Str.Tsar Simeon 4,5; Sofia, Bulgaria - Vikso EOOD ( Sofia East, Billa ); Svilengrad ,Bulgaria - Parishev, Dashev ( reg.number of cars - 7777 - supermarkets Janet, Svilengrad - Gaz AD ) - Money laundering, Narcotraffic, Child prostitution - ( in conjunction with Delyan Peevski, Fuat Guven - MPs from DPS Bulgaria ) - Police and Boiko Borisov with them - They are crowds - We believe you can save our childrens