Сериал «Березка»

Любовь Константинова сыграла главную роль в сериале «Березка». Ее героиня Варя влюбившись в танцы «Березки», приезжает в Москву, чтобы стать танцовщицей.

— Вам 23 года, а вашими партнерами в «Березке» были такие опытные актеры, как Евгений Сидихин, Михаил Ефремов, Лидия Вележева… Как с ними работалось? 

 

— С ними работа превращалась еще и в учебу. Лидия Вележева, которая играет худрука ансамбля Надежду Светлову, и в жизни, как настоящий педагог, прорабатывала не только свою роль, но и роль партнера, и это не раздражало, потому что делалось очень мягко и тактично.

 

— Героиня Вележевой понимает, что Варя, которую она взяла мыть полы, истинный самородок и может выступать в ее коллективе. А вы, чтобы сыграть Варвару, долго учились танцевать?

 

— В детстве я ходила на хореографию, но в основном у нас был классический танец. А вот в театральном институте я занималась народным танцем, и полюбила его всей душой.  Но, конечно, когда мы работали над «Березкой», полгода, что шли съемки, нас обучали педагоги ансамб­ля. Мы старались, но чтобы танцевать так, как девушки из «Березки», надо потратить на это жизнь: они репетируют каждый день по шесть-восемь часов! На съемках было сложно не выделяться среди них, а казаться с­воими: у них же сольных номеров мало, почти все ансамблевые. 

 

— Иногда актеры рассказывают, что их звали в кино на одну роль, но в итоге они сыграли другую…

 

— Вот и меня позвали на роль мос­квички Лены, за которую мама решает, как ей жить. Но, читая сценарий, я понимала, что провинциалка Варвара мне ближе — и по характеру, и по манере речи, и по поступкам. И я попросила попробовать меня именно на нее. На пробах смотрели, могу ли я мгновенно переключаться, ведь моя героиня проходит путь от восемнадцатилетней девушки до тридцатипятилетней матери ребенка, которой многое пришлось пережить. Играть в 23 года мать — серьезный опыт, его у меня раньше не было. Но я старалась смотреть сначала так, как смотрит моя мама, а потом так, как бабушка, — из-за пережитого опыта и прожитых лет их глаза и взгляды сильно отличаются.

— А какими чертами характера и поступками вам Варя близка?

 

— Я тоже серьезная, верная своей мечте и тоже по пути к ней наталкивалась на препятствия. С пяти лет хотела стать актрисой, занималась в студии, думала поступать в театральный. Родители меня поддерживали. Папа тоже мечтал стать актером, но в 1990-е годы ему пришлось выбрать другую профессию, чтобы содержать семью. У меня были хорошие баллы по ЕГЭ, и мама думала, что в случае неудачи я займусь в университете филологией или иностранными языками. Она — преподаватель английского. Но я свое решение отстояла. Я поступала в театральную академию в родном Петербурге, дошла до финишной прямой — и слетела с дистанции! Это было потрясение, я на год оказалась в пустоте, а на следующий поехала поступать в Москву — и меня взяли в Школу-студию МХАТ и в ГИТИС. 

 

— Работали в тот год пустоты?

 

— Нет, стала еще серьезнее готовиться к поступлению: оттачивала игру на фортепиано, доводила до совершенства все технические навыки. А еще почему-то начала учиться играть на баяне. Мой дедушка всегда, когда я к нему приезжала, играл мне вальс «Дунайские волны». И в момент отчаяния баян меня успокаивал. Казалось, что дедушка утешает. Навык пригодился в Школе-студии МХАТ. Делали реконструкцию сцен из старых лент, я играла на баяне в отрывке по фильму «Кубанские казаки» и пела: «Каким ты был, таким остался…» 

 

— Вы играете в Театре Европы у Льва Додина, а с 2016 года еще и снимаетесь в кино. Расскажите про первую роль в фильме. 

 

— В историческом мини-сериале «Золотой транзит» я играла дочь золотопромышленника. Там впервые пришлось скакать на лошади. И не просто сидеть в седле, а нестись галопом! 

 

— В клипе группы «Ленинград» вы сыграли девушку, уверенную, что вся жизнь изменится, когда она увеличит грудь. А сами были недовольны чем-то в своей фигуре, лице?

 

— Комплексов из-за внешности у меня не было никогда, но это не значит, что я не понимаю переживаний Лены, девушки из клипа.

 

— Большой был кастинг? 

 

— Наверное, но я точно не знаю. Мне прислали приглашение на пробы, я пришла, увидела прекрасного режиссера Анну Пармас, с которой мы встречались  на пробах для другого проекта. Мы обрадовались друг другу, я рассказывала ей истории из своей жизни, мы обе смеялись над ними, а я вдобавок еще и плакала, вспоминая их. И, наверное, это было настолько наивно и искренне, что она увидела героиней этой истории меня.

Оставить комментарий

Комментарии: 0